Плата за резерв мощности: законопроект должен справедливо распределить сетевые мощности, но ошибочно приравнивает «генераторов» к потребителям

Автор: Парвиз Фарходович Абдушукуров, заместитель генерального директора по операционной деятельности, главный инженер, вице-президент по тепловому бизнесу, ПАО «Фортум» Александр Сергеевич Шумилов, заместитель технического директора по электротехническому оборудованию, ПАО «Фортум»

В правительстве Российской Федерации проходит очередной этап согласования проект постановления, устанавливающего обязательство потребителей по оплате услуг по передаче электрической энергии с учетом оплаты резервируемой максимальной мощности. Работа над документом длится уже без малого восемь лет, но в его новой редакции содержатся положения, с которыми не согласны генерирующие компании.

 

Резервируемая максимальная мощность (далее – «резерв») представляет собой разность между максимальной мощностью энергопринимающих устройств потребителя, заявленной им при технологическом присоединении к сети, и мощностью, фактически потребленной им из сети. Сейчас потребители оплачивают мощность исходя из своего фактического потребления. В свою очередь, сетевые организации должны поддерживать сети в готовности к передаче всего заявленного потребителем при технологическом присоединении объема мощности независимо от того, потребляет он его фактически или нет.

 

По оценке Министерства энергетики РФ, в энергосистеме не используется до 65% мощности сетей или более чем 100 ГВт. Эта мощность не оплачивается потребителями, но сетевые компании несут затраты на содержание сетей, которые закладываются в «котловой тариф», оплачиваемый всеми потребителями региона. На деле это приводит к перекрестному субсидированию. Более того, сетевые организации не могут использовать резервы мощности при технологическом присоединении новых потребителей, что приводит к бессмысленному дополнительному усилению сети и, соответственно, росту стоимости таких присоединений. Поэтому повышение ответственности потребителей на этапе подачи заявок на технологическое присоединение и введение платы за резерв дает сетевым компаниям инструменты стимулирования потребителей к перераспределению или отказу от длительно неиспользуемых резервов, что поможет более справедливо перераспределить финансовую нагрузку и мощности между потребителями и увеличить доступность новых присоединений.

 

Очевидным решением описанной выше проблемы является внедрение для потребителей механизма расчета за фактически потребленную электроэнергию и резервируемую для потребителя мощность. Указанное создаст экономический стимул высвобождения ненужных резервов мощностей потребителей, а также сформирует адресный и справедливый механизм финансирования расходов на поддержание сетевыми организациями сетевой инфраструктуры для обеспечения резерва мощности.

 

Проект постановления Правительства РФ «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам определения обязательств потребителей по оплате услуг по передаче электрической энергии с учетом оплаты резервируемой максимальной мощности и взаимодействия субъектов розничных рынков электрической энергии» должен был обеспечить внедрение указанного механизма стимулирования. Но, к сожалению, при разработке данного документа были допущены системные ошибки, искажающие изначально правильную концепцию документа.

 

Так, предлагается внедрить оплату «генераторами» услуг по передаче электроэнергии, что не имеет отношения к обозначенной выше проблеме и противоречит базовой конструкции электроэнергетики: электрические сети предназначены для передачи и распределения электроэнергии от электростанции к потребителю, в связи с чем оплата конечной стоимости продукции (с учетом необходимости ее транспортировки) должна осуществляться потребителями. Электроэнергия, которая необходима объектам генерации на собственные нужды, покрывается их же собственной выработкой. Режимы, в которых на объекте генерации потребление на собственные нужды превышает собственную генерацию являются аварийными либо ремонтными и не могут служить основанием для выстраивания на их основе регулирования в отношении производителей электрической энергии.

 

Необоснованной выглядит и оплата производителями электроэнергии резерва, поскольку объект генерации, в отличии от потребителя, по определению не может его иметь. Генератор – это источник определенной установленной мощности, а не потребитель, для электроснабжения которого сеть резервирует свои ресурсы. Более того, введение этой нормы приводит к тому, что у производителей исчезнет стимул к повышению энергоэффективности производства, поскольку плата за резерв будет увеличиваться при снижении потребления на собственные нужды, что напрямую противоречит изначальной задачи и абсурдно.

 

Ввод в действие вышеобозначенных принципов станет дополнительной необоснованной финансовой нагрузкой для генераторов в дополнение к существующей проблеме поддержания за свой счет работоспособности электрических подстанций высокого напряжения, являющихся фактически элементами электрической сети. А это, в свою очередь, является односторонним изменением «условий игры» для инвесторов, обеспечивших сооружение и ввод объектов генерации, что противоречит проводимой государством политике привлечения инвесторов и сознания для них прозрачных и неизменных условий ведения бизнеса.

 

Экономическая благоразумность и повышение ответственности всех участников рынка на этапах планирования и заполнения заявок на технологическое присоединение – важные элементы предложенного законопроекта, который должен позволить оптимизировать состав электросетевого оборудования и распределить нагрузку на инфраструктуру. Считаем правильным при решении стоящих перед отраслью задач использовать понятные и прозрачные принципы и не допускать их искажения, излишнего администрирования и тем более одностороннего ухудшения условий для инвестиций в российскую энергетику.